«Все котята Твери» об отсутствии профессионализма в тверском чиновничестве

  • 1560
77

Воровать из бюджета деньги — довольно элементарное занятие. Не обязательно быть великим комбинатором, чтобы придумать, как при наличии определённых полномочий перевести средства из казны на свой личный счёт. Способов — масса, и известны они не из широко растиражированных разоблачений Следственного комитета или Алексея Навального; уже с молоком матери россияне впитывают знания, позволяющие осваивать, распиливать и попросту расхищать бюджетные средства.

В магазин за хлебушком на обед надо сходить? Буханка стоит 10 рублей? Закладываем в бюджет 20 рублей, разницу — в карман. Не отдавать же назад неосвоенные средства, правда? Лучше уж жвачек на сдачу накупить.

Ну или другой пример: женщина покупает себе шубу стоимостью в 50 тысяч рублей. Дитя дамы прекрасно осведомлено, что батя, щедрая душа, выделил на это 40 тысяч рублей. Разница вызывала бы подозрения, если бы ребенку за 10 тысяч рублей не купили какую-нибудь PlayStation. Средства и на шубу, и на консоль, появились от соседа Паши — за пользование мамой без лицензии, договора, да кольца на палец.

Спросить 15 рублей на проезд, купить мороженку, а потом пойти пешком — подобный ход и вовсе считался образцовым примером планирования бюджета, хотя, по сути, являлся книжным примером нецелевого использования средств.

Осваивать, пилить, воровать — всему этому, с поправкой на масштабы, учат ещё в детстве, в этом нет ничего сложного. Как, впрочем, нет ничего сложного и в том, чтобы быть честным чиновником. Разве что ни в первом случае, ни во втором кардинальным образом ситуация в целом в стране не изменится.

Специфика российской бюрократической системы заключается в том, что средства, не украденные одним чиновником, обязательно осядут в карманах другого — добро долго на полу лежать не останется. В реальном мире российских чиновников корысть не наказывается, а честность — не вознаграждается. Сильному способствует успех, слабого постигает неудача. Вот и всё. Афоризм Оскара Уайльда, конечно, достаточно вольно перефразирован, но суть ясна.

Нет никакого смысла в честном чиновнике, если соседним департаментом руководит человек, размышляющий не о том, как выбить средства на строительство очистного сооружения, а о том, как построить себе дачу. Без разницы, за сколько отремонтирует школу условный департамент образования — за 90 или 120 млн рублей — если условный начальник департамента строительства и архитектуры купил себе на бюджетную денежку седан премиум-класса.

Систему воровства строить легко, мы ещё в детстве всему этому научились. Кстати, тогда же мы и привыкли в перерывах между актами воровства вести душеспасительные воспитательные беседы. Некоторые даже ходили в церковь — и, кстати, многие чиновники от этой практики до сих пор не отказались.

Систему честности построить сложнее. Ей силы не хватает. Данила Бодров рассуждал о правде с обрезом в руке. Так звучит убедительнее. Тверским чиновникам не хватает профессионализма в качестве обреза. Честные рассуждают о борьбе с воровством, а потом выделяют деньги сомнительной фирме на ремонт дорог, строительство квартир, да озеленение. Успешные повторяют те же слова, но через третьи руки возглавляют компании по ремонту дорог, очистке крыш от снега и домостроительные комбинаты.

Честный человек, как и хороший — это не профессия. Мы всё пытаемся нанять порядочных чиновников, хотя пора бы уже начать воспитывать профессионалов. Разница между «хорошим» и профессионалом заключается в том, что последний понимает: с построенного очистного сооружения поиметь для себя можно намного больше, чем просто своровав 5 млн рублей, выделенных на строительство. С кредитованием принцип аналогичный: гопники отжимают телефоны, салоны сотовой связи выдают на их покупку кредиты.

Количество профессионалов в региональной бюрократической системе невелико, их можно пересчитать по пальцам одной руки не слишком сноровистого мясника. Вот и приходится тасовать туда-сюда «условно честных», назначая глав районных администраций министрами экономического развития. Одни перебирают бумажки и пишут отчеты «как есть», другие — нет. Система воровства в любом случае найдет место себя проявить, благо денежные потоки обычно следуют за ней.

Ничего не изменится ни в Кимрах, ни в Ржеве, ни в Твери, пока городом руководят «кухарки»,  пока на место «честных» или их антиподов не придут профессионалы. Только в русских сказках честный дурачок Ваня в конечном итоге достигает успеха. В реальном же мире российских чиновников всё совсем иначе: честный наивный дурачок под конец жизни уходит на пенсию в статусе специалиста отдела социальной защиты администрации Пролетарского района.
 

Оригинал статьи 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.